ПОЧЕМУ МАМА ТАК ЛЮБИТ ПОРЯДОК

Леонид Жаров, Светлана Ермакова

ПОЧЕМУ МАМА ТАК ЛЮБИТ ПОРЯДОК


Чего ты не ждешь в своей девчоночьей жизни?
Ты не ждешь субботу. В субботу в доме уборка, надо мыть пол, хлопотать с коврами.
Сегодня как раз эта нежданная суббота.
Полдня ты, отнеткивалась потом отсейчаскивалась, а полвечера назад стала мыть этот пол. Как ты и думала, он совсем чистый.
- Совсем чистый, хоть воду пей, - сказала ты.
- А ну-ка, выпей, - поинтересовался папа, приподняв почтительно ноги от мокрого пола.
Ты принесла из кухни стакан, зачерпнула из полового тазика и выпила. Ты надеялась, что папа станет тебя уважать и не заставлять мыть хотя бы в своей комнате.
Но папа сказал:
- Ишь ты! – и всё.
У папы домашняя кличка «Иштэйн», он всегда говорит:
«Ишь ты!» - и всё.
Хуже всего мыть пол на кухне. Ты моешь все углы, углее некуда, но мама все твердит:
- Мой как следует углы.
Кто знает, как следует мыть углы?
Кто знает, почему ванная белая, раковины белые, полотенца белые, потолки белые, шкафы белые?
- Чтобы грязь была виднее, - отвечает мама, косясь на половую тряпку у тебя в руках. Наверное, думает, не сделать ли белую?
- - -
И вот ты сидишь в своей комнате и решаешь, что в твоем будущем доме не будет ничего белого. Стены в черную клеточку, потолки в черный горошек, а простыни в черный цветочек.
Тут в комнату заходит папа в мусорной куртке, с мусорным видом и спрашивает:
- Где мои ножницы?
Недавно он купил себе десять ножниц, чтобы они не терялись, а они тоже потерялись.
- Где мои десять ножниц? – повторил папа. Он стриг воздух пальцами.
- Зачем тебе ножницы? – спрашиваешь ты. – Тебе, кажется, надо выносить мусорное ведро.
- У меня душа должна быть на месте, - сказал папа.
У Кощея душа была в иголке, а у папы – в ножницах. Он волнуется, когда они не лежат на столе. Он беспокоится.
Бесполезно говорить папе, что все ножницы, конечно, дома. А раз дома, значит на месте. Когда они не нужны – везде торчат, даже в пачке спагетти. Еще бы – столько ножниц!
Бесполезно говорить это папе, и ты обещаешь ему поискать ножницы.
- - -
Ты начинаешь переставлять предметы и предметики на своем столе и думаешь при том, на месте ли твоя душа?
Ты вспоминаешь, что тебя беспокоит?
Вот твои беспокойные мысли:
«Меня беспокоят родители своей глупостью: зачем, например, гасить свет, если скоро снова включать?
Болезнь меня никакая не беспокоит: если родители не будут за мной хорошо ухаживать – убегу к бабушке.
Беспокоит любовный вопрос: как в себя влюбить Толика или Ромку, а лучше – обоих.
Безденежье не беспокоит: денег нет, но все остальное есть. А если надо – можно попросить у папы.
Беспокоит бабушка – у нее нездоровый вид. Я ее постоянно развлекаю, пока она не закричит.
Немного беспокоит разорение: я люблю свои вещи и горюю, когда они рвутся. Хоть мама и покупает новые».
Так что душа, кажется, на месте.
- - -
Но папа… папе нужны для спокойствия хотя бы одни ножницы. А где их взять? На столе нет, за столом нет, под столом нет.
Ты лезешь в свой шкаф, открываешь нижний ящик. Чего там только нет!
Лежит кукла, во рту носок. Лежит валенок, а в валенке – босоножка. Снизу – пустая коробка, а в ней все фантики от всех конфет, которые ты ела на все Новые года. А вот фиолетовая юбка, ты давно ее искала. В кармане – свечка, чтобы светлее было искать юбку.
Еще в нижнем ящике лежит кошкин хвост с красным бантиком на конце – а вдруг понадобится?
Ну вот – в паутине старых колготок запутались ножницы. Ну вот!
- - -
Теперь ты сидишь у себя в комнатке и думаешь, что суббота кончилась. Но она продолжается.
Приходит мама и спрашивает:
- Когда ты наведешь у себя порядок?
- У меня порядок.
- А в шкафу? Как твоя душа только терпит!
Ты начинаешь уговаривать дотошную маму, чтобы не трогала ни шкаф, ни душу. Но она уже вышла из терпения. Почему взрослые так быстро выходят из терпения и так медленно в это терпение входят?
И вот все вещи из шкафа вытряхнуты. Мама стоит и справедливо негодует. Приходит за своими ножницами папа, видит кошкин хвост, перевязанный красным бантом, и говорит:
- Ишь ты!
Ты начинаешь не давать маме выбросить кошкин хвост. Тебе кажется, что ты совсем разоришься, если хвоста не будет. Пусть выбросит валенок, пусть коробку с фантиками, пусть фиолетовую – со свечкой – юбку, но только не хвост! Не хвост!
Ты начинаешь плакать и кричать. Дотошница-мама пугается и уходит. Можно затряхнуть вещи обратно в ящик.
Ты остаешься одна, долго сидишь и понимаешь, что твоя душа не на месте. Она в кошкином хвосте.
- - -
Один поэт, А.С.Пушкин, писал:
«На свете счастья нет, но есть покой и воля».
Когда нам было столько лет, сколько А.С.Пушкину, написавшему так, мы поняли: покой и воля /свобода, значит/ - это и есть счастье. А может, счастье – это покой: если человек спокоен, значит, он свободен.
Спокойны ли твои родители? Конечно, нет. Их беспокоит твое здоровье, здоровье твоей бабушки; их беспокоит, что из школы ты идешь по темной улице и темному подъезду; их беспокоит, хватит ли денег до следующей получки и вообще – хватит ли денег; их беспокоит новый начальник на работе... Жизнь сейчас беспокойная. Много в ней беспорядка.
Где человеку найти покой? Конечно, дома.
И вот человек устраивает гнездышко для своей души – белит потолок, чистит раковину, крахмалит простыни. Он любит, чтобы в его комнате были закрыты двери – так спокойнее, уютнее. Он задергивает шторы.
Он наводит порядок.
Он находит место для каждой вазы, для каждых ножниц, для каждой щетки.
Он так спасается.
Заметь: чем человек старше, тем нетерпимее он к беспорядку.
И когда твоя мама обметает с люстры пыль, она обметает пыль со своей души. Когда ставит на место чайник – она ставит на место свою душу.
Не удивляйся, не смейся – ведь и ты недавно плакала.

Комментариев нет:

Отправить комментарий