КАК НАКАЗЫВАТЬ РОДИТЕЛЕЙ

Леонид Жаров, Светлана Ермакова

КАК НАКАЗЫВАТЬ РОДИТЕЛЕЙ

(Глава из книги "Я ПРОСТО ВАНЬКА. КАК ПОМИРИТЬ ВЗРОСЛЫХ И ДЕТЕЙ. КАК ПОНРАВИТЬСЯ ДЕВЧОНКАМ")
Помните, как я боролся за справедливость в моей семье?..
Как на меня кричал папа и любила мне ставить щелбан мама?
Теперь расскажу, как я их осилил.
- - -
Я с ними вел долгие воспитательные разговоры, показывал им вырывки из газет о необидных способах укрощения детей, делал замечания.
И все-таки ребенок всегда находится под угрозой большого взрослого кулака. Уж очень у них замашки размашистые, раз – дернул за ухо. Потом поговоришь с ним, объяснишь, он извинится, а ухо-то уже дернутое...
И вот, чтобы этого уничтожения больше не было...
- - -
Я предложил, чтобы человек, стукнувший ребенка, и не только стукнувший, но и закричавший, – сразу же, без всяких предупреждений, лез под стол и исполнял кабанчикову балладу. Это значит, что человек хрюкает и говорит:
"Хрю-хрю, я свинья, оручая, глупая свинья! Я обидел ребенка!".
Папа сказал:
"Кто за это предложение, прошу голосовать".
И мы подняли руки. Я поднял все свои руки. Это правило у нас заработало. Если уж ты такой несдержанный – будь добр, похрюкай. И именно под столом, это стыднее.
- - -
Помню, неделя прошла. Справедливость стала гораздо лучше. Жизнь облегчилась. Папа хрюкал десять раз, а мама пока ни разу не хрюкнула.
И тут весна опять зазвала меня в лужу. Весной на человека такая нападает взбесённость! И он лезет в лужу. Потому что талая вода дает силы. Некоторые ее в холодильнике готовят и пьют по глоточку. А тут – целая лужа!
Ну что?.. Домой я пришел чуть-чуть мокренький, с шапки капала водичка.
У мамы дар речи кончился и не начинался, пока я не переоделся, не присел сорок раз, не попрыгал. А когда я лег в горячую ванну с горчичным порошком от простуды, она сказала:
"Надо бы тебя выпороть, да хрюкать неохота. Выбирай, Иван, на выбор: неделю жить без телевизора или неделю жить без сладкого?".
Я долго-долго выбирал наказание. Мои родители большие нелюбители телевизора, он у нас маленький, полосатенький, шепелявенький. Я без него проживу шесть дней, но по воскресеньям, сами знаете, Уолт Дисней. И я выбрал неделю без сладкого, тем более, что сладкого в доме – одна свекла.
Я выбрал неделю без сладкого и терпел весь день.
Но вечером папа принес очень шоколадный торт. Родители сели угощаться, а я...
Я подошел к маме и предложил:
"Может, ты меня выпорешь минус один день? Это значит небольно?".
Но мама только отмотнулась от меня головой с куском торта во рту. И отрезала еще кусман с розой наверху.
Мне так хотелось тортика, что я готов был сам себя выпороть. Зачем я залез в эту мокрую лужу, прыгал там, брызгался?..
И тогда, ребята, я с решительным визгом полез под стол.
Уселся в компании папиных и маминых тапочек и закричал:
"Хрю-ю-ю! Я поросенок! Противный свин! Мне нельзя простывать, хрю-ю-ю, а я залез в лужу и чуть не разлегся там! А кому меня лечить? Бедная мама! Переживает! Да еще тортика на ночь наелась!"…
Как вы догадались, остальной торт, самый шоколадный бок, съел я. Потому что признался в свинстве. Чего и вам желаю и вашим родителям.

Комментариев нет:

Отправить комментарий