ТАК ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ С МУЖЧИНОЙ

Светлана Ермакова

ТАК ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ С МУЖЧИНОЙ

(глава из книги Жарова-Ермаковой "Как быть мужем, как быть женой. 25 лет счастья в сибирской деревне")
Мои претензии к мужчине были взаимоисключающими: нужен был спокойный и энергичный.
Спокойный. Это понятно любой женщине после тридцати. Ведь любое неспокойствие в доме, в самой дальней комнате, - и женщина немедленно воспринимает и реагирует: опасность!
Женщина — режиссер этой домашней пьесы (комедии, драмы). Только важная сцена идет без репетиций, любая реплика может превратить комедию в трагедию. "Как я тебя ненавижу!" — над этими словами можно похихикать, а можно выйти из дому и с моста броситься.
- - -
Меня до сих пор завораживают мужчины с тихим, ровным голосом; таким был мой первый муж. Тихий голос уверяет: все будет хорошо. Теперь-то я знаю: не будет хорошо!
Я слишком скора и непредсказуема для спокойных мужчин, они — слишком предсказуемы для меня. Их раздражает все, что я делаю (быстро, но не слишком аккуратно). Меня бесит их сверхаккуратность и медлительность.
Энергичный. Веселый. Тоже понятная мечта о мужчине.
Понятная каждой женщине, которая режиссирует бесконечную домашнюю "Санта-Барбару", только декорации, ох, нероскошные (в нашей кухне, например, три актера не помещаются).
Всегда избегала ноющих, скучающих людей, а когда мне было плохо, чем-нибудь удивляла саму себя, а значит, восхищала, а значит, веселила.
Помню, как в тринадцать лет отчетливо сказала себе, что буду счастливой, хочу.
- - -
Я плачу обычно от счастья, от восторга. Когда плохо — смеюсь. И конечно, я искала такого мужчину (я искала!), с которым буду смеяться, даже когда плохо. Я говорила себе: если есть такие женщины, где-то есть и мужчина.
Однажды Леонид Жаров (будучи чужим мужем) ремонтировал в моей квартире проводку. Я услышала столько прилагательных к этой проводке, что подумала: как с ним жена живет, с таким нервным?
Это не помешало мне стать его женой.
- - -
Спокойный первый муж тихим голосом любил сообщить мне, что я дура; до того убедительно, что почти верила в это.
Поэтому во второй раз была настороже. Не знала, что получится из нашего брака, но дурой быть уже не хотела.
Я так раздражала своего первого мужа, что до сих пор не могу понять — почему не раздражаю второго?
Если бы я не была С. Ермаковой, то считала бы, что С. Ермакова чем-то подпаивает своего мужа с утра, какой-то травкой приворотной, и он улыбается до вечера. (Такой слух шел, когда вдруг он оставил ничем не плохую жену.)
Но, честное слово, свой травяной чай он заваривает сам. Черный чай и кофе пить перестал, как только понял, что они не делают его спокойнее.
Так вот, я не раздражаю веселого Леонида, но многое другое может его взбесить, а значит, взбешенный голос может достаться и мне. Я его слышу и напрягаюсь.
- - -
Кстати, с юности гордилась своим спокойствием (сейчас этим же гордится мой сын) и была уверена, что можно не орать. Я никогда не выходила из себя, и если выливала кому-то на голову чай, то обдуманно.
Конечно, понимаю, что мне и моему сыну достались солнечные характеры (по-научному, мы сангвиники). Но сангвиник мне в мужья не попался, с флегматиком не получилось; что делать с холериком?
Тут вопрос общий; что делать с мужчиной? Когда мы объявляем такую тему нашего выступления, сразу срываем аплодисменты.
Но не "как делать мужчину"! Этого я не знаю (знаю!), это дело природы и родителей. Никому не желаю быть мамой у мужа.
- - -
А что делать с любимым мужчиной, если что-то в нем нелюбимое?
Выхода три:
1. Сообщать свои претензии.

2. Стараться полюбить нелюбимое.
3. Терпеть, прощать.
Терпеть, прощать, стараться полюбить нелюбимое — не для меня; тогда нелюбимое станет ненавистным.
Сообщаю свои претензии сразу, негромко, не язвительно, сочувственно. Мы свободные люди, и к претензии я могу прибавить одно: меня не возбуждают такие мужчины.
Всё.
И правда, кого-то возбуждает пьяный, кого-то вечно сумрачный, кого-то драчливый. (Похоже, многих. Выступали в педучилище, подошла одна девушка, говорит, что ее из ревности избил парень. Спрашивает: что с ним делать? Сам вопрос ошеломляет, допущение того, что можно что-то еще делать.)
Итак, меня не возбуждают орущие мужчины.
И очень нравится поговорка: чем поиграешь, тем и зашибешься. Можно укоротить: чем поиграешь, тем и зашибу.
Казалось бы, какая разница, чем зашибать мужика, который тебя обидел?..
- - -
Вот, заорал. (Что очень важно, впервые. Нельзя оставлять без внимания.)
Что говорим?
- Как тебе не стыдно, соседи услышат (мимо)!
- Заткнись, ребенок спит (мимо)!
- Ты так, а я так: останешься без обеда (мимо)!
А в цель попадает только это, сказанное почти сочувственно: как жаль, меня такие мужчины не возбуждают.
Потому что мужчина, которого возбуждаешь ты, очень хочет возбуждать тебя. Думаю, он хочет этого больше всего, именно от этого он возбуждается сам. Это вершина его мужественности, его настоящая карьера, его награда.
И он обязательно поспешит проверить твои слова; если будешь холоднее обычного (только непритворно) — испугается.
Очень важно: искренне, непритворно. И неотвратимо. А то сегодня не возбуждает, а завтра, с получкой, — возбудит.
---
Воспоминание. Идем с Леонидом по каким-то своим делам. Слышу раздраженные нотки в голосе (знаю, от жары, от голода), говорю:
- Чувствую, ты от меня устал. Давай разойдемся до вечера: я туда, ты обратно. Меня твой голос не радует.
Иногда такой мини-развод предлагает мне Леонид. Никогда не расходимся, вместе веселее. Зато часто встречаемся нечаянно, не сговариваясь. Я уже не удивляюсь.
- - -
Вчера болтали до двенадцати ночи. Выхожу полпервого на кухню — у Леонида свет горит. Заглядываю:
- Чего не спишь?
- Газеты читаю и тебя вспоминаю.
- Ну и что, вспомнил?..

Комментариев нет:

Отправить комментарий